Точка зрения
Здания, построенные почти 100 лет назад, – неотъемлемая часть городского пейзажа
Необходимо найти способ интегрировать конструктивистские здания в современную застройку
Точка зрения
Здания, построенные почти 100 лет назад, – неотъемлемая часть городского пейзажа
Необходимо найти способ интегрировать конструктивистские здания в современную застройку
Антон Хмельницкий
Архитектор, основатель AI Studio
Антон Хмельницкий
Архитектор, основатель AI Studio
Конструктивизм – единственный уникальный советско-русский большой стиль. Наиболее близка ему по духу архитектура школы Баухаус (самое известное здание – школа в Дессау). Немало строений в Западной Европе спроектировано именно учениками советской архитектурной школы, эмигрантами, такими как Бертольд Любеткин, применявшими уникальный метод и стиль школы ВХУТЕМАС, работая в европейских столицах. Похожие по стилистике строения есть в Лондоне (жилые комплексы Highpoint и Sivill House) и Берлине (кварталы Фалькенберг и Шиллерпарк), это помимо творений Ле Корбюзье во Франции.

Русский конструктивизм ценится где угодно, только не в России. Посмотреть на здания в стиле советского авангарда приезжают туристы и архитекторы со всего мира. По патенту инженера Владимира Шухова, автора телебашни на Шаболовке, строят до сих пор. Например, телебашню Гуанчжоу в Китае, вторую по высоте в мире (600 м), возвели в 2009 г. Однако в российском контексте стиль по-прежнему остается одним из самых «нелюбимых».

Архитекторы этой школы проектировали здания, взяв за основу функцию: никаких излишеств, чистая геометрия форм, лаконичность и монолитность. Каждое здание в стиле конструктивизма именно таково: каждая конкретная часть выполняет какую-либо функцию, в чистом виде декоративных элементов не встретишь. В Москве самые яркие примеры, помимо знаменитых дома Наркомфина и Шуховской башни, – это дом Центросоюза по проекту Ле Корбюзье, здания некоторых телефонных станций, дома-коммуны и отдельные жилые дома, даже фабрики-кухни. Конструктивизм окружает нас, но часто остается незамеченным до того момента, пока здание не начнут сносить для новой застройки. Тех же АТС в стиле конструктивизма до 2016 г. в Москве было шесть. АТС на Серпуховском Валу снесли в 2013-м, на Таганке – в 2016-м, в 2017-м – на Зубовской площади. Но до сноса после прекращения работы станций эти здания оставались почти невидимками.
Конструктивизм – единственный уникальный советско-русский большой стиль. Наиболее близка ему по духу архитектура школы Баухаус (самое известное здание – школа в Дессау). Немало строений в Западной Европе спроектировано именно учениками советской архитектурной школы, эмигрантами, такими как Бертольд Любеткин, применявшими уникальный метод и стиль школы ВХУТЕМАС, работая в европейских столицах. Похожие по стилистике строения есть в Лондоне (жилые комплексы Highpoint и Sivill House) и Берлине (кварталы Фалькенберг и Шиллерпарк), это помимо творений Ле Корбюзье во Франции.

Русский конструктивизм ценится где угодно, только не в России. Посмотреть на здания в стиле советского авангарда приезжают туристы и архитекторы со всего мира. По патенту инженера Владимира Шухова, автора телебашни на Шаболовке, строят до сих пор. Например, телебашню Гуанчжоу в Китае, вторую по высоте в мире (600 м), возвели в 2009 г. Однако в российском контексте стиль по-прежнему остается одним из самых «нелюбимых».

Архитекторы этой школы проектировали здания, взяв за основу функцию: никаких излишеств, чистая геометрия форм, лаконичность и монолитность. Каждое здание в стиле конструктивизма именно таково: каждая конкретная часть выполняет какую-либо функцию, в чистом виде декоративных элементов не встретишь. В Москве самые яркие примеры, помимо знаменитых дома Наркомфина и Шуховской башни, – это дом Центросоюза по проекту Ле Корбюзье, здания некоторых телефонных станций, дома-коммуны и отдельные жилые дома, даже фабрики-кухни. Конструктивизм окружает нас, но часто остается незамеченным до того момента, пока здание не начнут сносить для новой застройки. Тех же АТС в стиле конструктивизма до 2016 г. в Москве было шесть. АТС на Серпуховском Валу снесли в 2013-м, на Таганке – в 2016-м, в 2017-м – на Зубовской площади. Но до сноса после прекращения работы станций эти здания оставались почти невидимками.
«Русский конструктивизм ценится где угодно, только не в России»
«Русский конструктивизм ценится где угодно, только не в России»
С особенностями конструктивизма мы столкнулись, работая над проектом на Бакунинской улице (Tatlin Apartments). Частью нового комплекса апартаментов стали фасады здания бывшей АТС. Интерьеры не сохранились, здание не имело охранного статуса. Мы предложили компромисс: интеграцию исторического фасада в современный объем застройки с новой функцией.

Ситуация осложнялась тем, что фасад расположен фактически на красной линии, на границе участка. Изучив архивы, мы выяснили, что изначально фасады не были монохромными серыми, как в последние 50 лет, а имели акценты красного цвета. Чтобы сохранить их и укрепить, пришлось предусмотреть сложную конструкцию, поддерживающую фасад изнутри, что технически возможно, но непросто. Фасады со стороны Бакунинской улицы и двора восстановили в точности по архивным обмерам. Но изначальный конструктив здания и высота потолков никоим образом не позволяли создать полноценные апартаменты: потолки были бы либо слишком низкими, либо слишком высокими.

Здания, построенные почти 100 лет назад, стали неотъемлемой частью городского пейзажа. Этот привычный облик и ассоциации необходимо по возможности сохранять, находя компромисс между полной реставрацией первоначального объема и новым строительством. Использование отдельных элементов фасада или создание в новых объемах оммажей геометрии исторических домов – это реальные практики, которые позволят интересно и эстетично интегрировать конструктивистские здания в современную застройку. Но добиться этого можно только при соучастии всех сторон градостроительного диалога – государства, девелоперов, архитекторов, историков и местных неравнодушных жителей. С учетом статуса и ценности этих объектов как единственного аутентичного для нас архитектурного стиля мы не можем просто списать их. Приспособление под жилье или офисы вполне реально, если речь не идет о сохранении интерьеров – и даже в таком случае в них возможно создание общественных пространств.

С особенностями конструктивизма мы столкнулись, работая над проектом на Бакунинской улице (Tatlin Apartments). Частью нового комплекса апартаментов стали фасады здания бывшей АТС. Интерьеры не сохранились, здание не имело охранного статуса. Мы предложили компромисс: интеграцию исторического фасада в современный объем застройки с новой функцией.

Ситуация осложнялась тем, что фасад расположен фактически на красной линии, на границе участка. Изучив архивы, мы выяснили, что изначально фасады не были монохромными серыми, как в последние 50 лет, а имели акценты красного цвета. Чтобы сохранить их и укрепить, пришлось предусмотреть сложную конструкцию, поддерживающую фасад изнутри, что технически возможно, но непросто. Фасады со стороны Бакунинской улицы и двора восстановили в точности по архивным обмерам. Но изначальный конструктив здания и высота потолков никоим образом не позволяли создать полноценные апартаменты: потолки были бы либо слишком низкими, либо слишком высокими.

Здания, построенные почти 100 лет назад, стали неотъемлемой частью городского пейзажа. Этот привычный облик и ассоциации необходимо по возможности сохранять, находя компромисс между полной реставрацией первоначального объема и новым строительством. Использование отдельных элементов фасада или создание в новых объемах оммажей геометрии исторических домов – это реальные практики, которые позволят интересно и эстетично интегрировать конструктивистские здания в современную застройку. Но добиться этого можно только при соучастии всех сторон градостроительного диалога – государства, девелоперов, архитекторов, историков и местных неравнодушных жителей. С учетом статуса и ценности этих объектов как единственного аутентичного для нас архитектурного стиля мы не можем просто списать их. Приспособление под жилье или офисы вполне реально, если речь не идет о сохранении интерьеров – и даже в таком случае в них возможно создание общественных пространств.

Другие материалы
Другие материалы
Показать еще